aponibolinaen (aponibolinaen) wrote,
aponibolinaen
aponibolinaen

Ума палатка

В детстве я очень хотела быть умной.

Девочки тогда делились на умных и красивых, и в лучшую категорию я категорически не попадала.

Путь был предрешён, оставалось идти в умные.

Для "быть умной" требовалось хорошо учиться, много читать, и ходить в музыкальную школу.

Это я исполняла исправно, к тому же недурственно рисовала, и периодически занималась в спортивных секциях.

Тем не менее, червяки сомнений оставляли в детской душе дыр побольше, чем случается в куске маасдамского сыра.

Потому что хотелось быть не просто умной, а Очень Умной.

Но места самых-самых были прочно заняты другими.

Отличница Лена Лю обладала абсолютным слухом и сочиняла пьесы для фортепиано.

Недоотличник Вадик Ч носил себя внутри себя, как запертую в футляр драгоценность, недоступную взору недостойных.

И не зря.

Мощный математический ум Вадика не только распирал ему лоб , но и генерировал внешнюю плотную ауру гения, ощутимую неясным шестым чувством.

Не часто общаетесь с гениями?

Тогда вам трудно понять.

Фонтаном били способности из Андрея К, и радостное, щедрое чувство юмора окрашивало тёплыми всполохами всё, к чему он прикасался.

Вадик Д был исполнен глубинной иронии, переходящей в сарказм.

Его чувство юмора преломлялось сложными обстоятельствами пятого пункта.

В общем, Лену Лю я уважала, в Вадика Ч была влюблена, с Андреем К дружила, а с Вадиком Д мы вообще были евреями.

В старшей школе, именитой математической, куда приняли и обоих Вадиков, и Андрея, и меня, баланс перекосило в совершенно уже грустную сторону.

Концентрация умных в классе бессовестно зашкаливала, аура гениальности разного диаметра была нахлобучена чуть не на треть новых одноклассников, и пёрла из каждого угла.

Мечта Быть Умной легла на долгую консервацию.

В институте Мечте не давали осуществиться всякие злодейские дисциплины вроде химии или строительной механики.

Студенчество стало периодом рисовательного всплеска.

Художества выставлялись в Тереховке - однокомнатной, без мебели, квартире однокашницы Тереховой.

Все творения, за единичными исключениями, не пережили смены времён в эпоху перемен.

R.I.P.

Не заладилось с красотой, не свезло с умищем необъятных масштабов...

Жизнь определённо не удавалась, и потому подлежала исправлению.

По этой причине хозяйка небогатых данных понаехала в Москву.

Вообще-то, шла в комнату, попала в другую, - Москва была вовсе не целью, а лишь транзитным пунктом.

Но в процессе движения случайно и скоропостижно, в течение пятнадцати минут, я вышла замуж.

Как раз за миг до того, как рухнула Империя, и в моей союзной республике на заборах начали писать "Езжай своя Россия".

Годы московской жизни стояли в очередях, ехали на метро, тряслись в троллейбусах, перебирались в другие квартиры, потом помчались на автомобиле.

Отсутствием Большого Ума никто не попрекал.

Наоборот, его у меня находили довольно часто в сварах и толкучке очередей: "Ты тут такая умная, да?".

Но не меньшие количества ума очередь изыскивала у каждого второго, так что на свой счёт я не обольщалась.

Я свыклась с умонедостачей.

Других недостатков хватало тоже, но только Ум был предметом детской мечты...

Не сбылось.

В жизнь вошёл интернет, где я познакомилась с Человеком, у которого умища было - хоть ложкой ешь. Хоть черпаком.

Мы встретились на форуме по маленькой экзотической стране, закрытой для посторонних.

Я задавала глупые вопросы и делала глупые выводы, а Человек чуть насмешливо меня подправлял.

Мы начали осторожно переписываться в личке, и получилось так, что переписка переросла в дружбу.

Мой новый друг оказался Глыбой. Скалой. Островом размером с Гренландию.

Был он бродягой, авантюристом, байкером, музыкантом, полиглотом, рабочим, коневодом, технарём, мечтателем, оптимистом, обладателем отменного чувства юмора.

Судьба помотала его по всему миру.

Москва и Заполярье, Каспий и казахские степи.

Он был репетитором в столице и бурильщиком в Сибири, пастухом в Австрии и студентом в Штатах.

Последние годы мой Друг сидел посреди Индийского океана инженером на нефтедобывающей платформе.

Время позволяло, а скука будней подталкивала к интернет-общению.

Жена и дочь ждали Друга  в городке на берегу океана, а на буровой иллюзию живого контакта обеспечивал компьютер.

Мой Друг был умнее меня не на голову, - на целый табун голов.

Его интеллект превосходил мой, как Джомолунгма превосходит холмик у своего подножия.

Всякий раз у меня возникал вопрос - зачем?

Зачем он общается со мной, зачем - с другими людьми, очевидно уступающими ему в способностях?

Оттого ли, что Другу попросту было крайне сложно найти равного себе по силе и глубине ума?

И это ли обстоятельство является единственной причиной, по которой он с кем-то дружит либо приятельствует в виртуале?

Постепенно ко мне стал проникать фантастический, мудрый свет его мировоззрения.

Для друга ум вовсе не был ни мечтой, ни фетишем.

Друг относился к уму человека, как к определённому физиологическому параметру, одному из многих.

Ум был для него такой же личностной характеристикой, как, к примеру, рост или цвет глаз.

Рост человека однажды заканчивается, и выше себя никому уже не бывать.

В каждом будет столько сантиметров, сколько определила природа. И никакие усилия и тренинги не приведут к смене цвета радужки.

Так вот, ум мой Друг видел категорией не количества, а качества.

Не так важно, очень много у тебя ума, или не очень, вопрос, - как ты им распоряжаешься, выжимаешь ли все силы из движка, или едешь вполсилы.

Ведь слабосильной машиной можно управлять мастерски, а мощный гоночный болид - бить на каждом вираже.

При таком взгляде на ум у Друга просто не возникало причин злиться на неумных и недалёких собеседников.

Можно ли злиться на человека за его невысокий рост или маленький объём лёгких?

Хотя некоторым достать Друга удавалось.

Он раздражался не на саму глупость в её чистом виде, а на глупое упрямство и ленивое нежелание слышать собесдника.

Тогда ум Друга проявлял себя в виртуальных холиварах убийственной иронией, уровень которой зачастую был просто недоступен пониманию объекта.

Переписка с Другом носила очень церемонный, не располагающий к спешке характер.

Это был ритуал, это действительно была роскошь.

За недолгое время Друг успел многое рассказать, и многое показать под новым для меня углом.

А потом он погиб. Разбился на мотоцикле.

В моей душе образовалась дыра, по которой несколько лет гулял сквозняк. Было больно.

Из рассказов друга я узнала много интересного, незнакомого для меня, но главное - совершенно не ставя такой цели, не зная вообще Мечты моей жизни, простым личным отношением Друг сумел изменить мой взгляд на ум.

Ум - конечен и исчерпаем, как любой ресурс, и большое количество ума - бесспорное богатство.

Но богатство такое, которому не поклоняются, а просто уважают и признают.

Ведь жить честно и достойно можно не будучи богатым.

Так же, как плохое зрение стимулирует развитие тонкого слуха, так и ограниченность ресурсов ума может компенсироваться вниманием, добротой, умением слышать, и видеть, и сопереживать.

Виртуальные оппоненты нередко пеняют мне на то, что ум мой далеко не 958 пробы (пеняют, будучи, да простится мне ремарка, сами по величине ума скорее Уральскими горами, а вовсе не Гималаями, каковым был мой Друг).

Это так, мой ум не 958 пробы, и вообще не золото, что нисколько не повод для обиды на судьбу.

"Не ума палата", - всего лишь констатация, и не более того.

Ведь ум - не единственный инструмент в поисках истин.

Кроме главного таранного орудия есть другие фишки - житейский опыт, здравый смысл, исторические примеры.

Не могу сказать, что совсем не жалею о том, что природа не отсыпала мне меру иголок и булавок с большей щедростью (и красоты! красоты тоже!).

Но отношение моё сейчас куда проще, чем десятки лет назад.

Руки с пальчиками-сосисками способны научится играть сонаты.

Маленькая грудь способна вскормить младенца.

Невеликий ум способен определить свою настоящую величину и обучаться быть раскрытым для нового, непредвзятым, восприимчивым к плодам других, возможно -  более мощных умов.

За каждым мнением скрыто заключение ума, основанное на личном опыте хозяина, и потому глубокая мысль не является прерогативой умов непременно великой ёмкости.

Вовсе нет.

А чувство юмора и ирония так талантливо подметят в сложной ситуации смешное, а потому оптимистичное зерно, как не удастся никакой насупленной тяжеловесной мудрости.

Чего не приемлю искренне - бездумной банальности, ленивой поверхностности.

Уж лучше менторство и демагогия - они-то, при внешней непривлекательности, часто являются результатом раздумий, конечным итогом большого мыслительного процесса.

Для меня понятен и естественен взгляд на предмет или событие с разных, в том числе диаметрально противоположных позиций.

И у правого, и у левого глаза бывает своя правда.

Жизнь совершила круг, и мои дети уже перешагнули тот возраст, в котором оформлялась и крепла моя Мечта о Большом Уме.

Мечты моих детей совсем другие, соответственные времени, которое наконец не требует от людей каких-то выдающихся качеств и достижений.

Это огромный прогрессивный шаг в общественном сознании - признавать человека достойным всех прав не по неким редким заслугам вроде спортивного рекорда или папы-председателя горкома, а просто за факт присутствия в этом не самом лёгком из миров.

На днях исполнится три года, как погиб мой Друг.

Всё это время мне хотелось написать о Друге что-то самое главное, самое мудрое, почерпнутое из общения с ним.

И оказалось, что самое важное -  не какие-то его особенные слова, не размышления о музыке или религии, технике безопасности или выпасе скота, а открытое, смелое, способное по-детски удивляться отношение к миру.

Его уважение ко всему сущему.

Его ирония, с которой он воспринял бы всё, мной здесь написанное, мои слова о его свете и его мудрости.

Потому, что так смешно, когда почитают за нечто естественное, вроде объёма лёгких, роста, цвета глаз.

                                                                                                     Памяти Николая Родионова.

Tags: мечта, ум, учитель, чувство, юмора
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Тёплая и холодная.

    - Неужто ты влюблён в меньшую? - А что? - Я выбрал бы другую, когда б я был, как ты, поэт. Ох, даже не знаю, что бы я выбрала. (Знаю. Я бы…

  • Ужин с Александром Серовым

    5-комн. квартира, 145 м² Москва, СЗАО, р-н Хорошево-Мневники, наб. Новикова-Прибоя, 11 квартира Александра Серова 145 м²…

  • Сбёгли.

    Мы с Машей бежали из-под Москвы, как французы. То есть разбитые и замёрзшие. Бежали не очень далеко, и уже не как французы, до города Парижа, а…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments