aponibolinaen (aponibolinaen) wrote,
aponibolinaen
aponibolinaen

Кот в тапках

Пятница, тринадцатое, ознаменовалась информационной бомбардировкой: МЧС слал смс-сообщения об ужасной, ужасной погоде.
Погоду было хорошо видно и слышно в окно. Пушкин сказал про такую напасть, что "то как зверь она завоет, то заплачет, как дитя", а потом с досадой велел наглухо задёрнуть шторы, за которыми страшно.
Тем не менее, ранним утром пятницы тринадцатого самолёт Сургут-Москва приземлился вовремя.
Самолётом прибыл гость, многолетний Машкин виртуальный знакомый.

Неделей раньше он списался с Ромой и сообщил о своём визите, сюрпризе для Машки.
Мы, семья (Рома и мама) хранили интригу, как просил гость.
Гость хотел театра.
Вот какой мизансцены он хотел: Маша просыпается, входит на кухню, а там мама и гость чай пьют.
Немая сцена. Удивление, потрясение.
Но театр обломался: пока ханты-мансийский студент бегал по незнакомым окрестностям и добывал торт к чаю с Машкиной мамой (кстати, добыл, и торт был очень вкусным), Маша ушла в институт.
И долго-долго не возвращалась.
Мы с гостем успели съездить аж в два магазина. Я, вообще-то, хотела покатать человека по красивым местам, есть у меня любимые маршруты. Но места под напором ветра, срывающего шкуру с лица, стали некрасивыми. По Строгинскому затону ходили штормовые волны. Небо было свинцовым, его тоже штормило.
Так что я просто купила корм котам и детям, и повернула домой.
Потом гость спал, потом ждал... и я наконец списалась с Машей и выяснила, когда она вернётся, чтобы осуществить режиссёрскую задумку гостя.

Нет.
Не вышло.
Машка пришла на полчаса раньше обещанного (отпустили с пары), и буквально воткнулась в гостя в прихожей.
Возмутилась, разозлилась, запаниковала, швырнула на пол рюкзак и выбежала из квартиры.
Я вышла за ней, развернула и возвернула. Ишь, какие мы нежные, и не любим нежданчиков!

В итоге никто никого не убил. Дети помирились (гость подарил Машке очередной невозможный галстук) и свалили на улицу (нет, не гулять, в пятницу тринадцатого под штормовым ветром было совсем не гулятельно. К друзьям).
Гость заранее снял себе квартиру до утра понедельника, улететь он должен был в обед.
В субботу четырнадцатого молодёжь снова куда-то слиняла, а погода в субботу четырнадцатого стала ещё хуже. Она стала зимней, с морозом и снегопадом!

Основные приключения начались около семи часов вечера субботы, четырнадцатого.
Сургутский гость сложного географического происхождения (сам с Кавказа, в Сургуте учится, там есть родные, но живёт в общежитии) сбежал в столицу нашей Родины, город-герой Москву, к вирутальной подружке - тайком.
Не информируя дальних близких на Кавказе и близких дальних в Сургуте.
Неожиданно сургутские родственники объявили, что намерены встретиться в воскресенье, и встретятся, несмотря ни на что. Они не знали, на что не смотреть, по счастью: на пребывание парня в Москве.

Невозвратный билет был куплен на утро понедельника.
На ночь субботы на рейс Москва-Сургут тоже нашёлся авиабилет, но не нашлось достаточно денег.
Об этом я узнала от Маши. К семи вечера Маша нагулялась и уже была дома.
Я сбросила денег Машке, Машка сбросила своему другу, и билет на двадцать-три-сорок-пять из аэропорта Внуково был им куплен.
Оставалась сущая мелочь: добраться до Внуково!

Я решила, что подъеду с Машей на Планерную, где парень снял квартиру. Оттуда довезу ребят до метро.
Они выйдут на Киевской и сядут на Аэроэкспресс. Аэроэкспресс же ходит каждые полчаса.
На всякий случай открыла расписание.
Здравствуй, ёлка...
Поезд в девять вечера, поезд в десять вечера, поезд в десять сорок вечера.
Оказывается, с введением МЦД расписание экспрессов изменилось (и скорость аховая! поезд идёт до Внуково аж сорок минут).
Счастье ситуации усугублялось тем, что владелец арендованной квартиры мог подъехать за своими ключами только в девять вечера.
Мы реально опаздывали на самолёт!

Суббота, вечер, четырнадцатое марта. Погода решила наверстать всё, упущенное зимой: мороз, мощнейший снегопад, ветер и мрак.
Ровно за три дня до того, убаюканная стабильной температурой воздуха в плюс десять градусов, я залила полный бачок омывателя - простой водой. Потому что кто мог предположить такие контрасты, возвращение мороза и минус десять за бортом?
На Планерную ехали со скоростью сорок километров в час, и было ясно, что ни на что большее в лютую метель надеяться не придётся.
Добрались. Во дворы, заваленные снегом по горло, я даже не стала соваться. Остановилась на внятной освещённой улице, под фонарём, а Маша пошла за парнем, отдавшим наконец ключи хозяину квартиры.
Дети долго не могли состыковаться в пурге, часики тикали, и мой механизм тоже тикал, готовясь взорваться.

Всё же ребята нашли и друг друга, и дорогу к автомобилю.
Мальчишка сел назад, Машка плюхнулась рядом со мной, и стала напрягаться.
- Я хотела тебе что-то сказать... что-то такое... - сообщила Маша, хмуря лоб и сердясь на дырку в памяти.
Наконец лицо её просветлело: дочь вспомнила то важное, что собиралась сказать мамочке.
- Вези меня, мрась! - велела Маша. - Меня люди ждут!

И я поехала во Внуково, на пустом баке, в цейтноте. На десятичасовой Аэроэкспресс дети никак уже не успевали.
Дорога была жуткая, ЖУТКАЯ.
В компенсацию тому, что машина виляя плыла по снегу, сгребая его всеми частями, расположенными ниже ватерлинии, и тому, что нулевая видимость усугублялась обмерзанием стекла и щёток, автомобилисты на МКАДе были просто золотыми. Вот так попалось, что очень осторожными, не быстрыми были все-все водилы.
Никаких лишних дёрганий-ускорений-перестроений.
Ехали всем кольцом сорок-пятьдесят, стараясь облегчить ситуацию себе и окружающим редкими аккуратными маневрами.
Осторожно продвигались из левых рядов к обочине, чтобы встать на аварийку и обколотить лёд с лобового стекла и обросших алмазной бахромой дворников.
И я вставала тоже.
Ошибки люди прощали друг другу без истерик в виде гудков и морганий светом. Пропускали, помогали, уступали.
За час до вылета, то есть за двадцать минут до окончания регистрации, мы прибыли во Внуково.
Успели.

А вот дорога обратно...
Это был кошмар, облегчаемый тем, что мы с Машей ехали домой и на самолёт уже не опаздывали.
Маша разложила кресло и заснула.
Я в первый час пути доползла наконец до АЗС и заполнила голодный бак - так спало ненужное напряжение.
В полночь, в выходную полночь, доехать из загорода домой было трудно-трудно-трудно.
Жуткие пробки до МКАДа (я на кольцо даже не сунулась: съезд был закупорен аварийными фурами, за которыми скопился километровый затор), дальше уже свободно. Просто снег, снег, светофоры.

Все едва видимые улицы казались чужими.
В районе Кремля я различила только щедро подсвеченного прожекторами здоровенного Владимира с крестом. Сам Кремль не читался, как потом и Тверская.
Ближе к дому дорога наконец стала видна: прошли снегоуборщики.
Мы вернулись домой в два ночи.
Сорок километров от аэропорта до дома мы преодолевали три часа.

В два легли, в половину пятого утра в дверь позвонили.
Приехала Аня, бывшая сиделка соседки, я открыла ей квартиру.
Это уже другая история.

Так вот, при чём тут кот и тапки.
Кот - это Федя. Писучий Кракен, чудище из мочевых глубин, отвергатель горшков и описатель ковриков и сумок.
Федя: пришёл в гости, увидел на полу рюкзак Ромы, описал рюкзак Ромы. Постирала. Через какое-то время Федя снова зашёл в гости и снова увидел на полу возмутительно не пахнущий Федей Ромин рюкзак... исправил. Я постирала.
Федя зашёл в гости, когда Борька заехал ко мне и неосмотрительно сбросил свой рюкзак на пол... Постирала.
Я сама по глупости оставила на полу свою гобеленовую сумку. Федя зашёл в гости... Постирала.
Моё (Федькино!) счастье, что по сию пору моё обоняние не восстановилось после болезни. То есть, потихоньку оно возвращается, но там, где нормальные люди бывают насмерть сбиты с ног котячьими запахами (это мои многострадальные соседи), я только слабо что-то подозреваю.

Когда Маша в пятницу, тринадцатого, вернулась из института, и прямо в прихожей наткнулась на реальное воплощение виртуального друга, она швырнула рюкзак на пол.
И Федя... вы догадались, да?
К несчастью, Машка не просто швырнула рюкзак, она его швырнула аккурат на тапочки нашего папы.
Это дорогущие тапочки из монгольского верблюда, я подарила их только-только, на нынешнее двадцать третье февраля.

Всё.
Тапки, допрежь не вызывавшие никакого интереса у Писье Кракена, получили свою чёрную метку, требующую регулярного обновления.
За прошедшую неделю я стирала их уже трижды.
На такой режим не рассчитан никакой монгольский верблюд.

Вот она, тонкая, не предугадываемая связь нашего грешного мира: где-то взмахнул крыльями один сургутский самолёт авиакомпании "Победа", а в тысячах километров от этого места намокли верблюжьи московские тапки.
Вот оно, толстое рыло злодея, антипарфюмера и сироты:



Мурло писучее, дефлоратор верблюжьих тапков.

-------------------------------------------

Мальчишка, если что, в Сургут долетел благополучно, и своими родными разоблачён не был.
"Приключения - это неприятности, которые хорошо кончились" (ц).
Tags: Маша, кОтец Фёдор, развиртуализация, семейное
Subscribe

  • В этой рекламе меня смущает телефон.

    Так теперь снова модно, да? А то я не знаю.

  • Человек у Дюрера нашёл.

    Эталон женской красоты 1528 года по версии художника: А ему в комментариях вот чего ещё от Дюрера нашли: Всем добра и бодипозитива! Ладно,…

  • И про веники.

    Рагима Джафарова много не бывает! Как всегда, без спроса одолжено на F. Рагим Джафаров 1 д. Позвал отец трех своих сыновей и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • В этой рекламе меня смущает телефон.

    Так теперь снова модно, да? А то я не знаю.

  • Человек у Дюрера нашёл.

    Эталон женской красоты 1528 года по версии художника: А ему в комментариях вот чего ещё от Дюрера нашли: Всем добра и бодипозитива! Ладно,…

  • И про веники.

    Рагима Джафарова много не бывает! Как всегда, без спроса одолжено на F. Рагим Джафаров 1 д. Позвал отец трех своих сыновей и…