aponibolinaen (aponibolinaen) wrote,
aponibolinaen
aponibolinaen

Categories:

Серая гвардия

Три серых кота, эх, три серых кота... и близкий к тому четвёртый.
Три серых кота и близкий к серому четвёртый наконец за городом.
Поездка на дачу в связи с непрерывными дождями и грядущим отключением горячей воды откладывалась, откладывалась...
Перед смертью не надышишься, я в последний день перед отключением отвалялась в ванне на бис дважды.
Проблемки с отключением в том, что наш огромный бак-нагреватель втиснут в шкаф с водоканализационными коммуникациями так, что для его замены придётся ломать стену, а я не хочу ничего ломать.
Прошли годы, нагреватель стал стар.
В последнее время вилка от бака греется при долгом включении. Это чревато.
Когда я дома, я бдю, а когда в отъезде - бдя повисает в воздухе, поскольку остальная семья плохо приучена к бде.
Пустые слова слабо действуют на занятых своими гениальными задачами мужиков. Им нужно не просто рассказать, но и потыкать носом показать, что к чему.
Одного пожара для семейной истории довольно, не надо вводить пожары в традицию.
Потому я сначала показала, объяснила (погрели-выключили, погрели-выключили), и только тогда уехала из лишённой центральной горячей воды квартиры.

Соседский Котя, которого я пообещала Людмиле Матвеевне вывезти на вольный выпас, не хотел ни ловиться, ни упихиваться в переноску.
Сиделка Аня скверный ловец котов. Добыть Котю из глухого угла она добыла, но держала неправильно, что, разумеется, упихиванию в сумку дикого зверя, сражающегося за свою жизнь, не помогало.
Помогла я - и получила разодранную ладонь, вот прямо совсем вовремя, когда на даче надо мыть-мыть-мыть и чистить-чистить-чистить. (Нет, пока я этим не грешу. Пусть рука заживёт. Лень терпение - одно из моих базовых качеств).

Борька перетаскал весь отловленный и упакованный скот в машину, и мы поехали.



Как говорил недавно попавшийся мне в телевизоре Ликсутов, Москва дорожная аж понеслась; это раньше, без Ликсутова она, бедная, стояла.
И мы тоже понеслись вместе с осчастливленной Ликсутовым Москвой на крейсерских скоростях 2-5-10км/час. Я старалась выбрать время и маршрут, где мы должны были вроде бы нормально ехать, но даже если очень хочешь, как лучше, всё равно выйдет, как всегда.

Как всегда, сорок пять километров ехали часами. Два часа, блин. Симба молчал, Сэр Филипп молчал, Тихон слегка жаловался, зато соседский Котя орал бесперебойно самым омерзительным голосом. Орал все сорок пять километров два часа без устали.
Я даже останавливалась на обочине, чтобы Борька забрал сумку кОтца Фёдора вперёд, к себе на ручки... помогло ненадолго.

Пошёл дождь. Опять и снова.
В ожидании солнца и лета я оттягивала отъезд, веря синоптикам и их прогнозам про вторую половину июля, когда Москва обязательно будет столицей пляжного туризма.
С такой доверчивостью мне бы быть девушкой чукотской, а не заматерелой матерящей московской матерью.



Клетки Симбы и Филечки открыли на крыльце, эти ребята всё на даче знают назубок. Открыли бы ещё раньше, в машине, но - дождь же, собака...
Клетку Тихона и сумку кОтца Фёдора внесли в дом.
Открыли.
Открытие не было приятным - мы по пути грешили на соседского Котю, но жестоко опоносился как раз Тихон.
А ведь так хорошо покакал перед дорогой! Годовасик-тугосеря.
Но со страху смог ещё.

Пришлось бросить неопозоренного Котю на произвол судьбы и швырнуть опозоренного Тихона в ванну. Мыть задницу. С выбором воды между холодной (из бака) и ледяной (из колодца).
Мыла мохнатую задницу холодной водой из бака, извините, некогда ждать два часа, пока вода нагреется.
Позорный хвост молчал и терпел.
Зато кОтец Фёдор воспользовался ситуацией и незакрытой дверью, и ракетой унёсся прочь, в незнакомую ему природу, в дождь и мглу, чтобы потеряться и пропасть навеки.


Тихон слева, кОтец Фёдор справа.

Борька помучился над телевизорами и приставками (зря. То, что мертво, ожить не может. Моё дачное телевидение насмерть непоправимо окончательно бесповоротно необратимо убито грёбаным переходом на цифру), и ему нужно было возвращаться в Москву. Там у Борьки свой котик один брошенный, тоже, между прочим, серый.



Отвезла Борьку на станцию, чего под дождём ходить.
Вернулась в холодный немытый пыльный дом без интернета, без телевидения, и даже без времени, поскольку во всех часах надо было менять севшие батарейки, а покупать батарейки по девяносто рублей штука (да, я заскакивала за батарейками в "Пятёрочку") мне жаба не дозволяет.
Тлен, уныние, сырость, мрак... вот оно такое, наше лето.

На даче коты немедленно прекратили выяснять отношеньки, чем постоянно заняты в квартире, и стали дружить. Резко.
Спим мы так: один кот на правом дальнем углу двуспальной кровати, другой кот на дальнем левом углу, напротив меня, остальные углы занимаем мы с каким-то оставшимся котом (котики не забивают себе конкретное место, где свободно, там и дрыхнут).
В общем, если бы к нам присоединился сбежавший в неизвестность кОтец Фёдор, то впятером мы могли бы составить недурную пентаграмму и попытаться вызвать Дьявола.
Но вчетвером, неправильным прямоугольником, мы даже нормальную погоду вызвать не можем. ((

Несмотря на постоянный дождь, скоты очень довольны.
Им что, они в шубах, это я, такая умная, даже куртку не взяла, потому что "лето вернётся в Москву во второй половине июля".

В первую ночь в три часа раздался топот. На наш спальный второй этаж пожаловал беглец кОтец Фёдор.
Позыркал диким жёлтым глазом и свалил.
Ну, слава богу, не так глуп, запомнил место.
Потом заскакивал ещё и днём.
Мыши мышами, самообеспечение самообеспечением, а миска - это миска.
Двери мои открыты в любую погоду, кроме самой лютой стужи, котикам же надо ходить. К миске, на улицу, в кроватку, к миске, на улицу, в кроватку.

Если Котя за полтора месяца не научится дрыхнуть в доме, где его легче изловить, то он навсегда останется жить в посёлке (что, может, для него и лучше, чем быть запертым в тюремной камере квартиры).
Где-то далеко и глубоко я подозреваю, что Котю спихнули на меня именно с такой целью.
Чтобы он потерялся от Москвы подальше.
Дочки Людмилы Матвеевны не захотели брать грех на свои души и на свои дачи, и делегировали грех постороннему человеку мне.
Посторонний человек я понимает, что дикому лесному коту жить в однокомнатной квартире после смерти любимого хозяина, единственного человека, к которому Котя был привязан, - горе горькое. Плохой вариант.
И если на момент отъезда кОтец Фёдор не поймается, то рвать волосы я не стану. В загородной стихии кот не пропадёт, ведь через дорогу большой посёлок, в котором живут не очень интеллигентные, не самые трезвые и тихие, но добрые люди.
Там много кошек, и их всегда кормят, и для них открыты продухи в подвалах и двери в подъездах.
Смогу, если что, подбросить до посёлка соседкиных дочек, не пожелавших брать папиного кота к себе на дачи, где они обе давным-давно открыли свои дачные сезоны - пусть ловят.

Используя мелкие паузы в дождях, в гости заглядывали Мурзик и Рыжик. Понюхались с моими серыми носиками: нормально, все свои, всегдашние.
кОтец Фёдор, подозреваю, ныкается в подвале под домом.
Ну, ежели там интереснее, чем валяться на мягких постелях, то вольному воля.
Мои три серых кота не дураки лежать на бетонной крошке, когда в доме сплошь, куда ни упади, комфортные спальные места.

Жаль, что лето кончилось, лично для меня вообще не начавшись.
Максимум температуры, который достигается в доме - сногсшибательные +16, а так +12+14. Ночью +8.
Когда в июньскую внезапную жару я писала, что "этому городу нужен дождь", я не имела в виду, что городу нужен непрерывный многомесячный холодный дождь. В июне, в зной, был нужен.
Ложка дорога к обеду, а не к мытью посуды.

Tags: дача, котики, личное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments