aponibolinaen (aponibolinaen) wrote,
aponibolinaen
aponibolinaen

Category:

Ружьё, висящее на стене.

Женщине сорок лет.
Разведена.
Сын - школьник. Бывший - козёл, который не платит алименты. Ну, как у всех.
Три кошки. Было четыре, женщина не может пройти мимо тех, кому плохо, и сын вырос таким же. Но недавно четвёртый, совсем молодой котик умер от порока сердца. Ничего нельзя было сделать, но женщина всё равно чувствует себя виноватой.
Она плохо кормит кошек. Дешёвой едой.
А лучше кормить не может, не на что.
Она и сына не может кормить лучше, как бы ни хотела.
Работает в газетке. За полновесных десять тысяч рублей в месяц.
Работы в маленьком загнивающем городке нет.

Жила с родителями в проходной двушке, а когда стало совсем невмоготу, взяла ипотеку.
Едва выжила под грузом неподъёмного кредитного ярма.
Платила как раз десять тысяч ежемесячно. Постоянно в подработках, постоянно жизнь бегом и на разрыв.

Мама-пенсионерка много помогала.
А потом мама умерла.
Сгорела за пару месяцев. Цирроз печени.
Мама никогда не пила и не курила, и что с того. Городишко металлургический, "грязный", об экологии речь не идёт.
Женщина выла от горя, она только под маминым крылом чувствовала себя защищённой от самых страшных бед мира.
Через год после смерти мамы умер отец, и абсолютное сиротство легло на женщину, как упавший потолок.
Придавило.
Не разогнуться.

Она осталась одна. С сыном.
Закрыла ипотеку.
За свою отдельную конуру в двадцать восемь квадратов общей площади, убитую, без балкона, на последнем этаже, женщина выплатила миллион.
Пока она платила и платила и платила по десять тысяч рублей ежемесячно, цены на жильё рухнули.
Никто не хочет жить там, где нет работы.
Все избавляются.
Никто не приобретает.
Теперь женщина не сможет продать свой чемодан без ручки даже за триста тысяч.
Работы нет. Чтобы платили хотя бы тридцать тысяч рублей. Нет работы.
Из городка бегут все, кто только может. На месте остаются маргиналы, остаются старики, и остаются дети стариков, взрослые люди, которые не могут бросить своих родителей.
Ещё есть много чиновников, потому что даже городом, находящимся в предпризрачном состоянии, кто-то должен управлять.
Чиновники живут лучше, чем маргиналы, старики, и дети стариков.
Они могут себе позволить не бежать с родины.

По заданию редакции женщина сходила на встречу с представителем профсоюза от горнодобывающей отрасли.
Это был интересный разговор.
Представителю очень хотелось поделиться со всем миром историей, как он смог поймать за хвост саму Удачу.
Весь мир, не весь мир... в зале, где проходила встреча, сидели только рабочие и пресса. Других слушателей не было, выбирать не приходилось, и вот этим людям мужик и рассказал, как ему повезло.
Он, простой представитель профсоюза, побывал недавно в небольшой альпийской деревне.
Вместе с сыном побывал. Чего не взять сына, имея возможность, верно?
Дело же не в сыне.
Дело в ружье.
В какой-то лавке там, в альпийской деревушке, профсоюзник, знаток и любитель охотничьего оружия, увидел настоящее сокровище. Старинное ружье.
- И представьте, - профсоюзник выдержал театральную паузу, - представьте, оно стоило всего-навсего двести сорок тысяч евро! Всего-то!
Эти несерьёзные деньги у русского гостя имелись с собой, и теперь бесценное ружьё находится не в Альпах, а в России.
Профсоюзник торжествующе обвёл взглядом зал.
Несведущее сборище рабочих и журналистов не разделяло радости удачливого коллекционера. Он скривился, но мужественно проглотил непонимание непосвящённых.

- Он ничего не понял, - рассказывала потом на кухне женщина подружкам.
- Он вообще ничего не понял. С кем он говорит. Где он говорит. Кому он говорит. О чём он говорит!

Рабочие живут богаче одинокой женщины.
Они получают аж по двадцать или двадцать пять тысяч рублей.
Управленцы среднего звена зарабатывают даже по тридцать и сорок тысяч в месяц.
Но в среднем - двести семьдесят три евро в месяц, три тысячи двести семьдесят шесть евро в год.
Чтобы заработать на ружьишко типа того, что в своей рабочей поездке купил профсоюзник, им нужно не есть, не пить, и упорно работать семьдесят три года.
А если ружьё за двести сорок тысяч евро захочет купить журналистка, зарабатывающая аж сто двадцать тысяч рублей в год, ей на это потребуется сто сорок шесть лет.

- Где ОНИ живут? - спрашивает у подружек журналистка. - Эти инопланетяне с ружьями? В каком мире?
- Неужели ОНИ не чувствуют и не понимают совсем-совсем ничего?

По законам драматургии и законам жизни, ружьё, висящее на стене, однажды обязательно выстрелит.
В кого оно будет стрелять?

В романе "Разгром", написанном перед первой русской революцией, героиня, студентка, после ареста ячейки революционеров лишается средств к существованию и становится проституткой.
Она спокойно рассказывает о своей участи потрясённому знакомому, некогда влюблённому в неё, далёкому от политики и протестов.
"Они (царское правительство) победили, и расправились с нами. А если бы мы победили, то мы бы расправились с ними".

И это именно та формула, по которой я чувствую наш нынешний день.
ОНИ победили.
А МЫ даже не боролись.
Потому что если схлестнутся ОНИ и МЫ, это будет гражданской войной.
Ужасным концом без надежды на возрождение.

МЫ ждём, что ситуация разрешится каким-то невероятным, чудесным образом.
Разрешится мирно.
МЫ, при всём пессимизме, надеемся, что точка невозврата всё равно ещё не пройдена.
Только ОНИ в это самое время вешают на стену ружья.
Tags: нытейное, ружьё
Subscribe

  • Квартира коллекционера - 3

    Сегодня услаждать наш взыскательный взор будет двушка из моего любимого Щукино. 2-комн. квартира, 63 м² Щукино - это сосны, парки,…

  • Изысканный смотрит жираф.

    Жираф прекрасен. Жирафа невозможно не любить. И люди его любят. Сначала большая квартира в Бибирево, где любят ещё и слоников, а не только…

  • Магнифико!

    Мы уже видели такое в https://aponibolinaen.livejournal.com/565339.html Люди становятся рабами магнитиков и строят для них отдельные жертвенники.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments