aponibolinaen (aponibolinaen) wrote,
aponibolinaen
aponibolinaen

Categories:

Нараяма. Не японское.

История с семейным бездорожьем у моей подружки тянется долгими годами.
Кто-то едет, как по накатанной, у кого-то сплошная японщина: то яма, то канава.

Подружке не повезло с самого рождения, она младший ребёнок в многодетной азиатской семье, то есть никто. Сразу, с момента появления на свет.
Младший ребёнок имеет только одно право: прислуживать старшим.
Всё.
Вот такая участь досталась подружке.

Служанка при старших сёстрах, "подай - принеси", Золушка без Феи, с одной только надеждой встретить однажды Принца.
Никакого Принца подружка не встретила.
Первый её ребёнок умер.
Потому во втором, позднем, она растворилась полностью.
Как упаковка рафинада в стакане кипятка.
Лишь бы судьба сына не была такой горькой, как у неё.
Но сладкого было мало.
Муж пил, после развода опустился окончательно, и в жизни сына его не было вообще.

Жили очень, очень бедно.
Подружка выдюжила ипотеку на трёхкомнатную квартиру, в которой по сию пору голые стены без ремонта, и матрасы на полу без кроватей.
Сокращения на службе, смены мест работы, крохотные зарплаты, байство молодых начальников...
Стисни зубы, женщина, у тебя сын!
Она молчала и тянула.
Сын вырос залюбленным и капризным.
Кругом у сверстников дорогая одежда, модные смартфоны. Одному ему, бедняжке, мать не в состоянии купить необходимые для понтов вещи. Противно быть нищим... кто виноват в этом, если не мать?

Домашние скандалы не прекращались.
А ведь сына надо было ещё и выучить. Гасила, учила.
Чтобы просвета не было видно окончательно, старались ещё и старшие сёстры.
Они смогли хорошо устроиться в жизни, гребли деньги лопатой, не забывая напоминать самой младшей сестре, какая она никчемная, жалкая неудачница.
Ни косточки не перепало неудачнице с богатого стола родных сестёр, ни доброго взгляда, ни словечка поддержки.
Вот уж нет, лежачего надо не поднимать, а топтать - сёстры и топтали.

Ссоры между подругой и её сыном чуть смягчились, когда парень влюбился.
Но над подругой повисла новая страшная угроза: свадьба.
Восточная свадьба - сущее разорение.
Умри, но отпразднуй это дело с десятками гостей (раз уж не можешь устроить торжество по-человечески, с сотнями приглашённых).
Блюди традиции и одари новую родню полагающимися подарками (золотом).
То есть, влезь в кредиты до конца дней своих, продай честь, совесть и обе почки, разбейся в лепёшку, но свадьба должна быть как у людей.

Два года подружка отодвигала неминуемое, пока молодые не поняли, что пора прибегнуть к радикальным мерам, то есть к беременности.
И тут уже деваться было некуда.
Свадьбу устроили летом, так дешевле с помещениями (разбил шатры на природе, и не надо арендовать огромный зал) и сезонными фруктами.
Свадьба по-восточному делается не одна на всех гостей сразу.
Там ступени, торжества длятся несколько дней, святость ритуалов нарушать нельзя, иначе ляжет клеймо на весь род на веки вечные.
Неожиданно подруга получила небольшую денежную помощь, откуда не ждала: со стороны родни бывшего мужа.
Но весь остальной груз она тянула на себе.

Молодая жена пришла в дом к мужу и с удовольствием присела рядом с ним на тёплое, уютное местечко: на шею свекрови.
Вместо одного нахлебника подружке приходится тащить уже двух.
Семья у девчонки бедная, со слезами счастья папа-мама сбагрили дочь под чужую ответственность, и исчезли с горизонта.
К этой зиме у подруги родилась внучка, свет в окне.
Её улыбка помогала тянуть на ссутуленных плечах всё возрастающую ношу.
Но скандалы не закончились, как это и читалось наперёд.
Разъезд неминуем.

Подружку давно шатает ветром, теперь ей грозят просто голодные обмороки.
Только завтракает.
Больше есть ей нечего, прожорливый молодняк истребляет всё, что попадает в холодильник.
Для них это волшебная пещера, где еда самозарождается.
Чтобы чудо самозарождения еды не прекращалось, шантажируют бабушку тем, что она, если что, не увидит внучку.

Надо размениваться, конечно.
Подружка - красивая женщина с точёной (теперь ещё и источенной голодом, увы) фигуркой, возрастом чуть за пятьдесят, вполне способная устроить свою личную жизнь.
Шантаж малышкой - пустое, рады будут спихнуть ребёнка на бабушку. Ведь при отдельной жизни вдруг обнаружится, что холодильник сам по себе не способен к чудесам, зато коммунальные счета никогда не умирают, ежемесячно снова и снова возникая в почтовом ящике.

"Надо бы второго ребёнка родить", считают родители жены.
В самом деле, где два иждивенца, там и три, где три, там и четыре, чего мелочиться.

Какие-то деньги подругин сын зарабатывает, конечно.
Но ни копейки из них не идёт в общий котёл или просто на покупку еды.
Самый родной человек ведёт себя, как тиран.
Так получилось.
Так бывает.
И подруга, конечно, винит в этом снова одну себя: не смогла правильно воспитать, и не смогла дать лучшие условия.

Это въедается под кожу, когда ты с самого рождения обязан всем вокруг обеспечить их капризы и должен знать своё место - на обочине жизни. Потому что ты никто, рождённый угождать и утирать плевки.
Прямая дорога создана для других, для тех, кто лучше и достойнее тебя.
Да ещё и время перемен внесло свой вклад.
Оно благоволит жёсткости и беспринципности.
На доброте и милосердии паразитируют всегда, но сегодня - чуть больше, чем всегда.

Мамочка подружки очень любила и жалела свою младшую дочку.
Но она много и тяжело работала, и не имела сил изменить ситуацию в семье.
Мамина любовь давала подруге силы жить, верить, растить сына.
Сил нужно было много, жили в необустроенной деревне.
Это после маминой смерти подруга перебралась наконец в город.
Вытянула сына в лучшую жизнь.
Вот только город, обрушившийся всеми своими благами и соблазнами на деревенского мальчишку-подростка, сломал ему характер.

Но теперь парень взрослый, глава семьи, муж и отец.
Думаю, что если подружка выдюжила свадьбу, пережила увольнения и сокращения, выкарабкалась из чернейшей, тяжкой депрессии, то она осилит и разъезд.
Разъезд всем пойдёт на пользу.
И молодым идиотам, не способным ценить материнскую самоотверженность, и самоотверженной матери, которой нужно наконец прекратить себя отвергать.
Ей не надо погибать ради того, чтобы разыгравшиеся дети бездумно транжирили полученные в дар бытовые ресурсы, ей не надо ползти на вершину голодной горы, освобождая место под солнцем для новых ростков.
Слава богу, место теперь не в дефиците, и в пятьдесят жизнь не кончается.

Думаю, всё устаканится, и годика через три подруга приедет ко мне в гости со своей малышкой.
С самой любимой на свете внучкой.
Будут гулять по паркам, кормить с ладони белок и сыпать крошки голубям. Подружка, тоненькая и красивая, будет похожа на обычную маму, просто маму, каких много.
Настоящих маму и папу малышки я к себе не приглашу.
Сами, ребята, сами, всё сами, по-взрослому.

Хорошо бы, чтобы и годик ребёнку, когда надо будет приглашать двести человек гостей, сами организовывали и оплачивали.
Tags: болтологическое, житейское
Subscribe

  • Посберегись

    На сына упали деньги. Кто-то перевёл на его карту в Сбере десятку. А не должны были. Звонит в банк - так и так, откуда деньги. От какой-то Анны…

  • Сорок пять в пяти.

    Поставьте всё правильно. Покрасьте всё правильно. Не впускайте в дом Девушку с жемужной серёжкой, даже если она очень просит. Пусть уйдёт в…

  • Остываем, однако.

    Что странно, температура выше 36,9 не повышалась и до трагичной для любого мужчины цифры 37,1 дорасти даже не пыталась. Это пишет некий

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments