aponibolinaen (aponibolinaen) wrote,
aponibolinaen
aponibolinaen

Что она сказала. Что он сказал.

«У депутатов законодательного собрания есть депутатский фонд, в Новосибирской области он где-то 2 миллиона бюджетных средств у каждого депутата. Подконтрольных, подотчетных, понятное дело, депутат их расходует по согласованию с руководством муниципальных районов. Они проходят через казначейство, все подконтрольно. Но депутат может оказать помощь какой-то школе, если, например, там проблема. Я сама, будучи депутатом законодательного собрания, помогала сельской школе провести новую проводку.

А у депутатов Госдумы таких фондов нет. У меня нет никаких источников дохода кроме моей учительской пенсии в 14 тысяч рублей и все. Ну и вот этой зарплаты, которая уходит как раз на все, что я считаю нужным оплатить. Если бы у всех была хорошая зарплата, тогда к нам люди бы не шли и не просили бы денег, чтобы ребенка на операцию отвезти. А еще треть заработной платы каждый член фракции КПРФ направляет в партию. Говорить о том, что мы тут жируем – это верх непорядочности. Зарплата огромная, поэтому мы ее и раздаем».

С одной стороны, Вера Анатольевна Ганзя сказала не про то, что лично ей трёхсот восьмидесяти тысяч на булавки не хватает.
С другой - она человек не с улицы, человек с полномочиями.
Вот и употреби свои полномочия так, чтобы в сельской школе проводка появилась не по благотворительности, и родители ребёнка не возили в заграницы на операции, а лечили рядом с домом, как делается в белом мире.
Нет, к сожалению, такой партии, чтобы и школы были, и здоровье, и пенсии вовремя и человеческие.
Грядущее и пусто, и темно.
Увы.


Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее — иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.
Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
Как пир на празднике чужом.
К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно-малодушны,
И перед властию — презренные рабы.
Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты — его паденья час!
Мы иссушили ум наукою бесплодной,
Тая завистливо от ближних и друзей
Надежды лучшие и голос благородный
Неверием осмеянных страстей.
Едва касались мы до чаши наслажденья,
Но юных сил мы тем не сберегли;
Из каждой радости, бояся пресыщенья,
Мы лучший сок навеки извлекли.
Мечты поэзии, создания искусства
Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
Мы жадно бережем в груди остаток чувства —
Зарытый скупостью и бесполезный клад.
И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.
И предков скучны нам роскошные забавы,
Их добросовестный, ребяческий разврат;
И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
Глядя насмешливо назад.
Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.
Tags: вера ганзя, уныния пост
Subscribe

  • И вот внезапно оказывается, что

    "Невероятные приключения итальянцев в России" - просто ряд плохо подогнанных друг к другу нелогичных эпизодов с довольно слабой идеей и полнейшим…

  • Четыре мушкеТОРА

    Израильское кино и телепроекты для меня лес тёмный. И я решила проложить свою первую тропу - много кто рекомендовал крутой детектив, и я решила…

  • Укололся и пошёл.

    Звонит подружка из Алма-Аты. - Слушай, я тут под дверью стою, мне уже в кабинет заходить. На выбор есть ваш Спутник, произведён в Караганде, и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments