aponibolinaen (aponibolinaen) wrote,
aponibolinaen
aponibolinaen

Category:

Во дни сомнений,

во дни тягостных раздумий о доходах, уходах и расходах, — ты один мне поддержка и опора, о прекрасный, пушистый, ленивый и нахальный серый кот! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается в Думе? Но нельзя верить, чтобы такой кот не был дан любимчикам фортуны! Тем более, когда дано аж два кота.

-------------------------------------------------

Мне не хотелось писать новый текст, когда просторы интернета бороздит вполне годный старый.
От перелицовки старого суть не изменится, история укотовления переписыванию не подлежит, потому что была изначально написана победителем.


О Симбе и о Сэре Филиппе.


Симба появился у нас в летнюю ночь.
Мелкая уродливая крыска, чмо с ушами.
Шёл за дачными соседями со станции, два километра.
У соседей своя кошка плюс бойцовая собака свирепой наружности и добрейшего сердца. В общем, вакансии заняты.

Мудрая хозяйка семейства сказала, чтобы постучали к Гале, у неё кошка умерла.
Кошенька моя умерла в этот самый день, я горько выла и зареклась больше никогда, ни за что, ну, может, через многие-многие годы, маленького серого котёнка...

Кошку-трёхцветку брали взрослой, из приюта, долго притирались друг к другу, и вот, когда срослись в одно, она погибла.
Как кусок сердца при обширном инфаркте.

И тут, в одиннадцать вечера, возникает мелкое серое страхолюдище.
Возьми, - сказали соседи. - Похоже, трёхмесячная девочка.
Девочка-скелетик шаталась от усталости и волнения.
Взяли.
Нежданное дитя уткнулось мне в подмышку, там в дальнейшем и спало.

Весь следующий день приобретение заливало жидкими отходами дом, самые недоступные углы, а через сутки слегло и стало умирать.
Я была против, и у нас началась эпопея по выхаживанию младенца.
Безымянного тогда Симбу возили каждый день к ветеринару за двадцать километров.
Врач вливала в несчастную животину лекарства, шприц за шприцем, содержимое которых суммарно превышало весь объём Симбиного тельца.

В первый же приезд врач сказала, что наша киса настолько не трёхмесячная девочка, насколько ею не в состоянии быть полуторамесячный мальчик.
А я ещё горевала - бедняжка, какая страшненькая; будто мне предстояло однажды выдавать эту девку замуж!

Но для мальчика - а что, вполне, даже чуть красивей Челентано.

В общем, поросёночек рос, рос, дико сопротивляясь вскармливанию лечебными смесями из пипетки.
Вернулись в город.
Симба, простой деревенский парень, игнорировал лоток, и устраивался в диких зарослях домашних цветов.
Не сразу, но товарища переучили на культурственные манеры, которым он теперь неизменно верен.




Внутриутробная инвазия и поражение кишечника, перенесённое в младенчестве, давали знать о себе постоянно.
Я ездила в ветеринарки во все праздники, что бывают у нормальных людей, в Новый Год, День рождения ребёнка (и другого ребёнка. И ещё одного ребёнка.), и 8 марта; мы кололи, отпаивали, переходили на спецкорма.

Первый раз Симба, выросший в редкого красавца, чуть не помер окончательно и бесповоротно двухлетним.
Почти весь месяц март ушёл на капельницы и терапию, но спасла животину только операция.
Спасательный процесс стоил давно обещанного ребёнку компьютера.
Жертва была принесена безропотно, при том, что на успех мы уже не надеялись - кот был в пяти минутах от того, чтобы замочить лапы в Стиксе.

И вот, история повторилась снова в марте, ещё через два года.
А потом ещё и ещё: https://ru-cats.livejournal.com/24945652.html




Дома Симбу ждал Сэр Филипп.
Эта тушёнка у нас с осени 2010 года.

Однажды через Москву пролетала моя любимейшая однокашница из школьного параллельного.
"Из Алма-Аты ты ко мне летела"... ну, не ко мне, транзитом в Европу, зато какая оказия и какая радость для барышень, не видевшихся четверть века!
Вот сидим мы в уютном подвальчике, мурлыкаем, а на телефон прорывается моя московская подруга, и что-то отрывками, про лилового кота, которого надо спасать, он пропадает.

И я обещаю ей ВСЁ.
Приеду.
Спасу.
Вскормлю грудью.

Лишь бы мне сейчас дали возможность наговориться - не за все пропущенные годы, конечно, но хотя бы по ключевым событиям.
Тем более, что в трубке подруга несла какую-то ахинею - лиловый кот!
Лиловый - это фиолетовый, а фиолетовых кошек не бывает.

После встречи я поехала, как обещала, за фиолетовым недоразумением.
Охренительно породистый (со слов понимающей московской подруги) кот, видимо, выкинутый несколько недель назад, был в плачевном состоянии.

Менее благородные усатые разбойники драли его по всем правилам уличной жизни.

Кот был чудовищно тощ, и напоминал рыбный скелет - огромная голова, и дальше хребтинка с рёбрами, оканчивающаяся сникшим хвостом.


У подруги - кошка-британка, хохлатая собачка-китайчанка, черепаха, муж, дети - в общем, все вакансии заняты.
Я с ходу брать в свой дом помоечника, богато укомплектованного блохами, отказалась, и подруга с мужем понесли лилового британца в свою ванную, мыть противоблошиным шампунем.

Там вода после чёрного быстро приобрела ржавый окрас - кот был изранен.
Завернув несчастную мокрую скотинку в полотенце, я поехала в клинику.
"Вы их что, по цвету подбираете?" - только и спросили врачи, специалисты по Симбе.

Британца, обработанного мощным противоблохом, я оставила на ночь в клинике.
Утром мне сказали, что преставившихся блох убирали в два совка.
Они буквально съедали кота живьём.

Так мы стали жить вместе.
Британец оказался со скверным характером и непобедимым аппетитом.
Он жрал.
Жрал.
Жрал.

Его рвало, пища вылезала изо всех отверстий, вообще не предусмотренных для этого физиологией, но кот был неутомим, и морда его была вклеена в миску намертво.
Мигом из рыбьего скелетика Сэр Филипп превратился в гладкого восьмикилограммового дельфинчика.
Ну да, британца мы назвали Сэром, а не Кузей и не Барсиком.



Мои кошачьи ребята потихоньку сходились характерами.
Филя признал Симбу старшим братом и авторитетом, будучи при этом вроде как немного старше.
Несмотря на опасения, жить совместно получалось. Хоть и со скрипом.

Однако, на Сэра через месяц после того, как его усыновили, напал приступ паники. Он услышал в ночи идущие из комьютера голоса опасных животных - блеющих овец.
Кот ополоумел, и от страха вцепился в мою руку.
Всеми лапами и всеми зубами.

И порвал, как Тузик грелку, на глазах у детей, которые захотели если не прибить людоеда немедленно, то хотя бы лишить гражданства и вернуть на помойку, по месту предыдущей прописки.
Хоррор был жёсткий, кровища хлестала из клочьев, дети были сильно перепуганы, а кот-убийца - ещё сильнее.

Руку дёргало немилосердно, еле дотянула до утра.
Утром в травме перевязали - как загипсовали, вкололи противостолбняк и от бешенства, и объяснили, что пить алкоголь теперь нельзя ни капли минимум полгода. Ну, не велико горе, и так пью не трижды в день. Год Кота я встречала яблочным соком.




Вот так непросто складывались наши семейные отношения.
Однорукая, я отвезла Сэра на операцию, где он утерял источники гормональных выплесков и агрессии.
Милой плюшевой мусей-пусей кот не был ещё долгие-долгие годы, и сейчас тоже всегда рад цапнуть, но зубы и когти пытался держать при себе. Он знает, что в доме доминирующий самец - это мама.
Забавный, уютный жиробас, с которым пережито уже немало приключений (больше, чем хотелось бы)).

Жизнь кое в чём здорово подсмеялась надо мной.
Я никогда не благоговела перед званиями и регалиями, и считала, что ежели будет животное в доме - так только из самых простых дворян.
Поскольку лично моё происхождение безнадежно плебейское, то нечего какой-то скотинке иметь более голубую, чем у меня, кровь.

Ха-ха-ха.
Симба вырос в длинношерстного русского голубого. Таких ребят именуют нибелунгами. Звучит!
Сэр Филипп - чистокровный лиловый британец, эталонный экземпляр.
Даже как-то неловко обращаться к ним на "ты", но ничего, я справляюсь.




Увы, городская жизнь на ...надцатом этаже не предполагает для домашних любимцев романтических связей.
Пометки бывают уместны на полях учебника, а не на полах квартиры.
Потому половой вопрос был решён радикально.
Ребята - арикастраты.

Моему сыну, когда он был маленьким, не удавалось правильно выговорить слово "аристократ".
Получалось - "арикастрат".
Довольно верное название для моих благородных кошачьих джентльменов, голубого и лилового аристократов, двух кусков изюма в чёрствой булке жизни.

Tags: мои коты
Subscribe

  • Продажа имени.

    Вы же угадаете имя? Как будто у нас тут (тут у нас, в Москве) жило в избытке знаменитых итальянских сценаристов... вовсе нет. Сразу назовёте.…

  • Давайте коня в шампанском искупаем!

    У дерзкого замысла что-то пошло не так не вышло достойного воплощения из-за малости. Малости квадратных метров. Так погибают…

  • Под голубыми небесами

    Великолепными коврами, Блестя на солнце, снег лежит; Прозрачный лес один чернеет, И ель сквозь иней зеленеет, И речка подо льдом блестит. В…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • Продажа имени.

    Вы же угадаете имя? Как будто у нас тут (тут у нас, в Москве) жило в избытке знаменитых итальянских сценаристов... вовсе нет. Сразу назовёте.…

  • Давайте коня в шампанском искупаем!

    У дерзкого замысла что-то пошло не так не вышло достойного воплощения из-за малости. Малости квадратных метров. Так погибают…

  • Под голубыми небесами

    Великолепными коврами, Блестя на солнце, снег лежит; Прозрачный лес один чернеет, И ель сквозь иней зеленеет, И речка подо льдом блестит. В…