aponibolinaen (aponibolinaen) wrote,
aponibolinaen
aponibolinaen

Categories:

Ракуго, как подсказка едва слышным, будто шелест сухой травы, шёпотом

И вот мы с дочкой осилили первый сезон "Сёва-Генроку".



Мне вся эта японщина - никак.
Восточные острова - весьма странная земля со странными людьми, и, например, фандоринская тема Акунина, касающаяся Японии, только подтверждала моё неприятие чуждой культуры.
Да, и Мураками, входящий в обязательный джентльменский набор современного книгочея, мне тоже никак.
Однако Маша, как довольно многие миллениумы, влилась однажды в ряды любителей анимэ и манги, и я, скрипя ревматизмом сердца, стала соучаствовать в просмотрах некоторых японских мультсериалов.
Мать же, куда деваться. Сама понарожала японофилку.

Вот Машке Мураками - как, если что. Очень.
Само собой, Миядзаки ого-го (а вот тут не спорю).
Видимо, все эти ити, ни, сан, ён, и прочая база, используемая в каратэ, как-то повлияла на неокрепший детский ум.
Ну, и глядя трезво-непредвзято, японский масскульт для девочек настолько переполнен символизмом и романтизмом, что редкий прагматик младшего школьного возраста устоит перед его обаянием.
Мальчики тоже залипают. Им тоже романтическое не чуждо.

Итак, ракуго, про которое рассказывает "Сёва-Генроку". Ракуго - такой древний японский стендап.
Только сидячий.
Жанр рассказа не обязательно комический, могут быть и притчи, замаскированные под бытовые истории, и житейские зарисовки.
Артист, исполняющий ракуго - мастер перевоплощений, он способен играть за нескольких персонажей так, что зритель ни за что не спутает героев ни по характеру, ни по интонациям.




Лейтмотив в рассказываемых историях - он, наверное, не читается самими японцами как нечто из ряда вон, зато европейца оторопь берёт.
Якоря следующие: лень, пьянство, убийство, самоубийство.

Последнее рулит.
Как что в жизни пошло не так - а ну-ка я убьюсь.
Хотя, одному это делать скучно.
Подберу себе компанию, вместе весело шагать самоубиваться интреснее.



В любой непонятной ситации пойди и утопись; алгоритм работает безотказно.
Ну, или раздолбайся ап стену об скалы, самозарежься, да просто допейся до смерти.
Выход есть всегда... с балкона тридцатого этажа, например: он не порицается, он одобряется обществом.














Японское общество - кастовое до заворота мозговых кишок.
Это не простое деление, как в Индии, когда рождаешься на определённой ступени, и на ней же живёшь и помираешь.
Нет, японское пошаговое программирование сложное, со степенями степеней и множественными условиями перехода с одного уровня на другой.
То есть, если Кафка доказал, что мир европейской бюрократии страшен, ни головой, ни сердцем понять его невозможно, то безумие забюрокраченной до немыслимого жизни японцев является спокойно принимаемой и понимаемой ими нормой бытия.

Отдельной гроздью вишен стоят события, касающиеся Второй Мировой войны.
Есть всенародное горе, есть память, но они слегка странные.
Вторая Мировая для современных японцев нечто вроде страшного стихийного бедствия.
Типа Великого землетрясения 1923 года.
Кто сжигал атомными бомбами японские города?
Как-то само.
Штаты не упоминаются категорически.
Но ни за что не упоминаются и зверства японцев в Китае и в Юго-Восточной Азии, вот просто никак.
Война.
Была война. Она обычно показывается японскими мастерами анимации со стороны, глазами испытывающего тяжелейшие невзгоды простого мирного человека, часто глазами ребёнка.
Нестерпимо страшно, голодно, холодно, родные погибли, в мире нет уголка, где можно укрыться и отогреться.
Остальное - ну, неважно, и вообще было давно.
Стихия же.

- Ты их уже ненавидишь, да? - спрашивает меня Машка в такие моменты.
Когда в сюжете анимэ идёт Вторая Мировая, а Япония вроде как не при делах вообще; страна-жертва, достойная исключительно уважения своим терпеливым и смиренным принятием творящегося ужаса.
Нет, конечно. Не ненавижу. Чужие они, да и всё.
Между прочим, способные многое повторить куда как скорее, чем наши "патриоты"-"повторители".
Жизнь не самая большая ценность, особенно не своя. Своя... ну, если не удаётся убить всех врагов, убей себя.
Это есть в японской культуре - или я так вижу. Но вот вижу.

В шагающих по миру манго-анимэ полно материала, знакомого европейцу, но поданного под особым, со странным вкусом, соусом.
Зашкаливающий мистицизм, истории будут непонятными, логика героев и событий - непостижимой.
Загадок не разгадают, ответов не дадут, сложностей нагромоздят...

Моя-то любимая культура - соцреализм, простой, как песня.
Да.
Да.
Нет.
Да.

Да — да, нет — нет.
А остальное от лукавого.

В Японии есть простое, человеческое, как у всех. Без лукавства.
Живи, люби, работай, расти детей, сажай сады.
Но как только что-то выбивается из ровной колеи - непременно надо кого-то убить.









Нет никого под рукой?
А убить всё равно надо?
Дерзай. Фантазия и подручные средства в помощь.








Проникает ли японская культура (в т.ч. культура самоубийства, как достойного выхода из трудностей) в другие культуры?
Да вполне.



Ещё как проникает.
И в волне подростковых суицидов, в основном, прыжков с крыши, не надо с лупой искать "Синего кита" чёрную кошку в тёмной комнате - это масскульт сейчас такой.

Что такое для меня была Япония долгие годы?
Да вот это, классическое:

На песчаном белом берегу
Островка
В Восточном океане
Я, не отирая влажных глаз,
С маленьким играю крабом.


Но теперь, когда анимэ вошло в каждый интернетизированный дом, я вижу картину немного иначе.
Вот лирический герой, играющий с крабом.
Он центр композиции.
Смотрим направо влажными глазами - а там навалена груда трупов со вспоротыми брюхами. Это побеждённые враги лирического героя.
Смотрим, всё ещё в слезах, налево - а там из вод морских выходит Годзилла. Страх господень направляется в город, покинутый лирическим героем, дабы крушить дома и убивать всех человеков.
А герою что - он с крабом играет, он сосредточен на моменте между прошлым (враги с замысловатой вязью выпущенных дымящихся кишок) и будущим (друзья в городе, им монстр скоро тоже выпустит кишки).

Ёлки, жить же надо настоящим.
А если оно японцу не нравится, то можно упиться до поросячьего визга, и спать до лучших времён.










Спасибо сериалу про ракуго, ибо истории, над которыми смеётся или задумывается народ, кое-что говорят о народном характере.
Кстати, полное название сериала, который мы с Машей смотрим - "Сёва-Гэнроку: Двойное самоубийство по ракуго".
Верю, во втором сезоне умрёт народу не меньше, чем в первом.
Аригато за внимание, у меня всё. ))



Tags: весёлые японские картинки
Subscribe

  • Палец, травма, борода.

    Случилось чудо, друг спас друга. А, нет, не случилось. Брат сдал брата. Борька "сдал" мне Рому: рассказал, при каких обстоятельствах тот…

  • Географическая ошибка

    Теперь я обдумываю, что должен значить тот факт, что после двадцати с лишком лет принципиального праворядья я стала ездить в левом ряду. Не нагло, не…

  • Незатыкаемое

    Если промолчать, меня что, порвёт? Нет. Но момент забудется, и не важно, хороший он или плохой, судьбоносный или совершенно незначащий. Истинная…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments