aponibolinaen (aponibolinaen) wrote,
aponibolinaen
aponibolinaen

Categories:

Клеветникам Марины. Поэмия.

Упал соцкап - заложник взглядов.

Не посещаемый толпой,
Облит помоями и ядом,
Блог чах, поникший и смешной.

Не вынес блог Ребра Адама
Потока мелочных обид.
Вскипает нервно многомама, 
Своих обидчиков бранит
И банит. Ни к чему рыданья,
Пустых "за что?!" унылый хор
И жалкий лепет оправданья.
Ребра свершился приговор!

Не вы ль сперва так зло пинали
Её свободный, смелый дар
И для потехи раздевали
Принарядившийся кошмар?
Вы веселились, а Марина
Издевок не смогла стерпеть.
Ушла в семейство, в быт, в рутину
О многом перестала петь.

Уже не молится, не ездит (но ест и любит как всегда). 
Зато справляется с болезнью. Обходит дом её беда.
Беда обходит, красит стены, и упадает на постель,
В чём и была Марины цель.

Беду Марина неизменно всем лучшим кормит каждый день. 
На ужин подаёт макрель,
В душе её звенит апрель.

Борзых щенков беде дарует, 
Красой своей беду чарует,
И нежно мужем называет, 
И на работу не пускает.

Беда неслась быстрее лани,
Быстрей, чем заяц от орла. 
Бежала в страхе с поля брани, где кровь реальная текла. 
И добежала до Машмета. 
Спасибо партии Господу за это. 

Марине о любви мечталось. Мечта прознала и примчалась.

Что он за диво?… из соседства.
Подобный тысячам других,
На ловлю счастия посредством
Женитьбы (видный же жених)
Заброшен был судьбой в Воронеж.
Кричал войне, мол, хрен догонишь. 
И хоть война накрыла эхом, 
Пацан сумел прийти к успеху. 

Смеясь, он дерзко презирал
И ФМС, и РУДээНы.

Зато пилил, сверлил, копал, 
И красил кисточкою стены. 
Не мог понять, едрёна мать,
Что силикат нельзя марать!
Усталый издавая стон, кирпич снаружи красил он.
Так ухайдокался, что вот - теперь хандра его гнетёт.

И он устал – и взят на ручки,
Как кот и две собачки-сучки.

А хейтеры кричат, наглея, сел не на ручки, а на шею. 
Так это ж просто ближе к сердцу. 
И это добавляет перцу
Ребру в постылую ваниль,
И свежей бури в скучный штиль. 

Ребро мятежно просит бури, жизнь потакает бабьей дури.  
Муж прежний, кто он там по счёту?
Не брал мятежности в расчёты.
Уныло ел, уныло жил, добра уныло накопил,
Уныло встал под каблуком.
И не казался мужиком.

Смотрел на всё телячьим взором, и изгнан был с большим позором. 
"Ступай - достоин ты презренья:
Ни крова, ни благословенья
Здесь у тебя отныне ёк!..."

Стыда и тайной муки полный,
Слезами затопив упрёк,
Ступил покорно муж безмолвный
За неприветливый порог. 

Муж бывший, веником гоним,
Всё думал, глупый: я любим, жена лишь мной живёт и дышит.
А у Ребра сносило крышу.

(Семь раз латал её Марине забитый гастер с Украины.
Забит от пяток до подмышек. Вот ими-то она и дышит). 

А муж из прОклятой дыры бежал в Москву. Как три сестры.
 
Он строит новую любовь.
Он строит новую фигуру.
Стряхнулся жир.
Взлетела бровь.
Забыл детей.
Забил на дуру. 
Воспрял.
Столичной жизни рад.
Давно не просится назад. 

Исправно платит алимент, чем и живёт весь контингент. 
Марина, дети, две собаки, и кот, и новый муж жены.

И даже пришлые казаки харчом бывали снабжены. 
Они в конце концов отстали, дом перестали посещать.
Замолкли звуки диких песен, не раздаваться им опять.
Но в этом есть свои печали - рождён ребёнок номер пять.
Хоть мир мужской довольно тесен, отца не удалось поймать. 

Пусть бывший муж считался тряпкой, не с ним Марина стала бабкой. 
Он рохля был, а не брутал, но сброд в свой дом не допускал.
Он верил в заек и лужайки,
Троих детишек настрогал.
Душещипательные байки писать супруге помогал.
И в целом, для Марины он
Был не Адам - Пигмалион.

Муж окончательно устал 
От унижений, от сражений.
И за судьбой своих творений сбежав, следить он перестал.

Но дети вовсе не пропали. Хотя они и потеряли
И море, и отца, и дачу, 
И христианство, и режим,
Они по прошлому не плачут, и с мужиком живут чужим. 

Никто друг другу не мешает. Ведь площадь дома там большая. 
На первом этаже собаки, и мама с новым мужиком,
А крики-визги-вопли-драки
А дети вечно на втором. 

От игр настольных и песочниц вольных
Характер у детей окреп. Хоть и лишился главных скреп.
Бог отцепился от ребят.
Теперь они в планшет тупят. 
По комнатам своим сидят.
И плазма им окошко в мир, и им никто не командир.
Не взяты в дружный мир казаков ни Володимир, ни Иаков.

Они, крикливые потомки
Неясной подлостью клеймённого отца,
Всё бьющееся превратят в обломки
Ухмылки не стерев с лица.
Но ходят в школу и в спортзал.
Об этом блог нам рассказал.

Дочь жить не захотела с мамой. Ведь Ванька родилась упрямой, 
Всем в доме Кузькиную мать
Всегда готовой показать.
Родному папе показала, когда с ним вместе проживала. 
Но как дорожка не вилась, 
В Москве та дочь не прижилась.
Родного дома притяженье сильней младых умов броженья.

В броженьи, впрочем, всех сильней
Ребро. И служат в этом ей
И яблоки, и виноград, и самогонный аппарат.

Так день за днём идёт неспешно, 
В делах, в заботах и трудах.
Жизнь мамы-блогера успешна
На деле, а не на словах. 

По  тридцать тысяч набивает, по сотне тысяч зашибает.
И из уюта своего не выпускает никого.
Ни утомлённого супруга, ни жизнерадостных щенков.
Одних своих учеников.

Юрковская, Ребра подруга, советует и их держать на хоумскульном обученьи. 
Но тут такое огорченье - что можно быстро потерять 
Копейки жалких алиментов. 
Ребру не до экспериментов.

Хотя детей домой забрать
И школа тоже слёзно просит.
Ну да, сейчас Ребро всё бросит, и станет с книжками сидеть
И над уроками корпеть. 
Не для того она рожала, чтоб жизнь сквозь пальцы убежала.
И школа, чем пихать на мать, 
Детей могла бы принимать 
Дней не на семь, так хоть на пять. 

Но срочно нужно на подольше.
Ведь ждут и Латвия, и Польша, и Вануату, и Бенин
Ребра обзорных писанин. 
Воспет не только майонез теперь Ребром Адама будет, 
А конголез и индонез, и папуас, и микронез.
Ребро покажет нищим людям,
Что не видали заграниц, обзоры мировых столиц. 

Лишь избранные единицы 
Умеют ездить в заграницы.
 
И снова блог взлетит  ракетой, 
И захлебнутся под пакетом все злопыхатели Ребра.
Работодатель на ура
Воспринял автора из ТОПа. 
Открыты Азия, Европа,
Америка и весь земшар.
И плюс достойный гонорар. 

Пусть порчены недавние мгновенья
Коварным смехом злобных дураков.
Уже не опускается до мщенья,
Уже не банит всех клеветников
Ребро Адама.
Соблюдая честь, она как пиво охлаждает месть. 

Упав в соцкапе, снова станет первой,
Чтоб сдохли все завистливые стервы. 
Судьба Ребра идёт на новый взлёт.
Её в стихах Сабрина воспоёт. 

Всё было - рейтинги и ранги, падения и бумеранги,
И много зависти вокруг, 
И никаких живых подруг, 
Лишь виртуалка из Дубая.
(Айфон зажала, сучка злая). 

И ненавистники мешали, и песне крылья подрезали.

Ползите сами в свой АШАН
На минимальную зарплату.
Довольно ездить по ушам
Своим нытьём, своим враньём,
Советами - их не просили.
Давно не посылали матом?
Идите на*уй, заслужили
Чтоб проводили вас пинком.

Теперь напрасно вы прибегнете к злословью, 
Оно вам не поможет вновь.
Марина не ведёт и бровью.
В душе её царит любовь.
За жизнелюбие в награду 
Пред нею пали все преграды. 

Невзгодами переболела,
И опыт свой пустила в дело.
Скажу, смиряясь - се ля ви.
Я, как и все, завидую всецело 
Ребра
Всепобеждающей
Любви.
Tags: Ребро Адама
Subscribe

  • Троекотие

    Когда утром котики оккупируют кровать, убрать постель аккуратно - задача трудновыполнимая. А вот когда котики оккупируют кровать ночью, убрать ноги…

  • Всё делать невовремя -

    в этом мне нет равных. (Ещё умею всё делать наперекосяк и достигла серьёзных высот в блистательно удающемся мне ничегонеделании). Пока за бортом…

  • У меня зазвонил телефон.

    Кто говорит? Говорило подозрение, переходящее в разочарование. Нет, говорила моя подруга, конечно, но в настроении подозрения на грани разочарования.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments

  • Троекотие

    Когда утром котики оккупируют кровать, убрать постель аккуратно - задача трудновыполнимая. А вот когда котики оккупируют кровать ночью, убрать ноги…

  • Всё делать невовремя -

    в этом мне нет равных. (Ещё умею всё делать наперекосяк и достигла серьёзных высот в блистательно удающемся мне ничегонеделании). Пока за бортом…

  • У меня зазвонил телефон.

    Кто говорит? Говорило подозрение, переходящее в разочарование. Нет, говорила моя подруга, конечно, но в настроении подозрения на грани разочарования.…