aponibolinaen (aponibolinaen) wrote,
aponibolinaen
aponibolinaen

Categories:

А мы-то думали, всё лучшее в Москве

В моём областном центре был, как и в других советских областных центрах, свой областной драматический театр.
Костюмы, декорации, классика.
Не в том плане, что пьесы ставились слошь классические, для школьников, а в том, что спектакли были классическими по форме, без выпрыгивания актёров в зал, без фон-триеровских догвилльских интерьеров.
В городе театр любили, но знали, что далеко, за три тысячи километров, в Москве, театр не таков, как наш. Он там волшебный, невероятный, феерический, и нам, увы, недоступный.
Мы даже представить себе не можем, какой высоты и глубины бывает театр.

Ведь всё лучшее - оно же в Москве.

Например, выпускникам моей школы полагалось метить на поступление в МФТИ, МИФИ и МГУ.
Кто-то туда и поступал.
В Москву, в Москву, в Москву.
Москва казалась вершиной мира.
Это уже потом, годы спустя, я ознакомилась со столичными проектными институтами и сравнила их с простыми областными. Удивлённое решение моё было вынесено в пользу областных, где всё было на более высоком уровне, от спецов до организации труда.
И то же самое мне рассказывали подружки, как и я, понаехавшие в российскую столицу взрослыми, с опытом работы в провинции - в самых разных областях.

Но в детстве и в юности ореол совершенства озарял далёкую неприступную Москву, а всё собственное лежало строго в тени и знало своё место.
Отблески московских огней доходили до самых до окраин.
Например, отблеск в лице театрального режиссёра, приехавшего работать в наш театр "аж из самой Москвы".
Дочь режиссёра была одноклассницей моей сестры.
Девчонка как девчонка.
Восемь лет назад я вышла в интернеты и стала собирать кончики оборванных нитей.
Каждая находка казалась подарком.
Нашлась и режиссёрская дочь - разумеется, в Москве.
Она первая из всех найденных окатила меня ледяным душем брезгливо-снисходительного тона.
Как будто мной двигала не щенячья радость к члену своей стаи, а надежда занять сто рублей без отдачи.
Ну да, детство моё было нищим.
Оказывается, кто-то уже тогда мерял ценность окружающих весьма взрослыми мерками - деньгами и связями.
Благодаря режиссёрской дочке я поняла, что соцсети являются средством общения только для малого количества друзей, а для прочих - ярмаркой тщеславия.
И я выбросила на витрины своей страницы снимки с парижами и ерусалимами - да подавитесь, закостенелые в высокомерии бывшие однокашники, не надо мне от вас ничего, всё у меня хорошо, я заходила делиться, а не клянчить.

А вот с культурной жизнью было хуже.
Многие московские театры били не в бровь, не в глаз, а просто под дых.
Переигрывание, пренебрежение к оформлению и оголение оказались теми тремя китами, на которых базировалось столичное понимание современного взгляда.
Классические же спектакли часто были скучны и вызывали зевоту.
Пришло время оценить свой областной театр в сравнении.
Как же он был хорош.
Уютен.
Понятен.
Целые созвездия блистательных артистов и постановщиков пришли в Москву из таких вот простых, без претензий, облдрамтеатров.
Театров, лишённых пафоса, театров - ревнителей традиций, тех традиций, которые надо не попирать и взламывать, а блюсти и лелеять, ибо и так уже взломали и попрали до крайней степени.

Из хорошего театра зритель не должен выходить подавленным и опустошённым.
Даже если пьеса написана в чёрных тонах, и надежда для героев умерла - для зрителя она обязана жить.
Хороший театр даёт, а не отнимает, окрыляет, а не втаптывает в грязь.
Грязи хватает и в реале.
Напряжённая жизнь выпивает из человека все соки, и к искусству полупустой сосуд обращается затем, чтобы понять - нет же, он не наполовину пуст, он наполовину полон.
Святая задача искусства - поднимать над суетой.

Вчера моя дочь сходила с подружками на спектакль в Современник.
Вернулась как из логова дементоров.
Спектакль был хорош по форме, но с неприятным послевкусием.
Он рассказал, что всё пустое и суета, все умрут, кто от рака, кто от горя, кто за компанию, и жизнь ни разу не стоит того, чтобы её проживали.
На обратном пути девчонки зашли в Мак и просто хорошенько заели театральное откровение, пополнили высосанные спектаклем душевные силы бутербродами и колой.
Благословенна молодость, когда равновесие легко можно выровнять бигмаком.

В мою советскую молодость картофельно-бутербродного фастфуда не было.
Зато выходя из театра, люди не чувствовали себя обворованными, им искусство давало, а не отнимало. Им не надо было заедать и запивать потери.
Может, в провинциях по-прежнему так и происходит.
Может, там театр не гонится за модой, теряя на бегу последние приличия и одёжки.
Но способен ли провинциальный зритель оценить свою сцену по заслугам, ведь издавна повелось верить, что всё лучшее - в Москве.
Tags: личное, театр
Subscribe

  • В этой рекламе меня смущает телефон.

    Так теперь снова модно, да? А то я не знаю.

  • Человек у Дюрера нашёл.

    Эталон женской красоты 1528 года по версии художника: А ему в комментариях вот чего ещё от Дюрера нашли: Всем добра и бодипозитива! Ладно,…

  • И про веники.

    Рагима Джафарова много не бывает! Как всегда, без спроса одолжено на F. Рагим Джафаров 1 д. Позвал отец трех своих сыновей и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments